For the “Flight and Rescue” story available in five languages
English »
简体中文 »
Nederlands »
日本語 »
Русский
ПУТЕШЕСТВИЕ
Транссибирская магистраль в Японию

Давление на польских евреев усилилось к концу 1940 года, когда после оккупации Литвы Советским Союзом новое правительство поставило всех беженцев перед выбором – либо принять советское гражданство, либо быть отправленными в Сибирь в качестве “неблагонадежных элементов”. Ободренные сообщениями от тех, кто благополучно переправился по Транссибирской магистрали в восточный порт Владивосток, сотни еврейских беженцев обратились к властям за выездными визами. До сих пор остается неизвестным, почему Советы разрешили беженцам с польскими туристическими документами, многие из которых имели сомнительную юридическую силу, покинуть Литву. Тем не менее особый статус беженцев дал им возможность эмигрировать, в отличие от евреев-коренных жителей Литвы, ставших советскими гражданами после аннексии Литвы Советами.

Не всем беженцам удалось воспользоваться помощью Звартендийк и Сугихары, чтобы уехать из Литвы. У некоторых не было достаточно американских долларов, которые советские власти требовали для оплаты дорогих железнодорожных билетов. И хотя “Джойнт” помог оплатить дорожные издержки сотням пассажиров, он не смог поддержать всех.

“Нас переполняли смешаные чувства радости и глубокой тревоги. Достигнем ли мы благополучно места назначения или это очередной советский трюк, чтобы выявить тех, кто хочет бежать из их “райского сада”. Эмиграция из коммунистической России была неслыханным делом.”

—Бенжамин Фишов, послевоенные воспоминания.

“Пересекая море и двигаясь в сторону Японии, мы с беспокойством ждали тот день, когда русские территориальные воды окажутся позади. Наконец это произошло. Красный флаг был спущен, и советская администрация покинула корабль. Впереди была свобода. Япония для нас была по истине страной восходящего солнца.”

—Оскар Шенкер, сентябрь 1941 года
« BACK NEXT »